Шахматный клуб «Диагональ» г. Кохтла-Ярве, ЭСТОНИЯ
Главное меню
 
Diagonaal
 
Меню Пользователя
 
I- Кто в Он-Лайн
Сейчас в online нет Пользователей

Вы - Гость. Регистрация - здесь
Гостей: 27 Пользователей: 0
 
Вход




 


Все еще не зарегистрировались? Регистрация сделает комфортными Ваши посещения этого сайта, предоставит доступ ко многим дополнительным сервисам и настройкам, которые для анонимного пользователя недоступны.
 
Меню Админа
 
Последние 5 коммент.
Последний комментатор:
procurator
 Будем помнить! Земля...
 Существуест понятие ...
 Небольшое уточнение....
 Приходите все - шахм...
 Сыграли тоже в «шахм...

::: Комментарии прислали:::
Гости:43
Пользователи:78
 

Владимир Шапиро: ШАХМАТЫ В МОЕЙ ЖИЗНИ

Страница: 2/10
(5382 всего слов в этом тексте)
(6354 раз прочит.)  Версия для печати
В нашем, VIIIA классе, учились два сильных шахматиста. Дубов и Брувер. Они почти постоянно выясняли, кто из них сильней. Сидели они на последней парте. Часто во время урока между ними возникали словесные перепалки, а иногда слышался звук падающих шахматных фигур. В параллельном VIII классе учился ещё один сильный шахматист, Манусевич. Летом, для тренировки, я играл в шахматном павильоне ЦПКиО им Кирова. Сыграл в двух турнирах, выполнил норматив II (второго) разряда. На следующий учебный год в школе, из двух восьмых классов создали один, в котором «совершенно случайно» остались наиболее способные ребята. В нашем классе сконцентрировались: чемпион Ленинграда по Самбо среди школьников Каврайский, несколько победителей городских Олимпиад по физике.

В шахматную команду входили три перворазрядника, один второразрядник и несколько любителей. В школе нашему классу по шахматам не было равных. Основу команды шахматистов школы составляли ученики нашего класса. На последней доске должен был играть учащийся начальных классов. У нас был шестиклассник очень маленького роста, он у нас «схдил» за малолетку. В первенстве Василеостровского района наша школа часто занимала первое место. В командном первенстве Ленинграда нам удалось один раз занять третье место, что было не легко. Ведь в это время в Ленинградских школах учились В. Корчной, А. Лутиков и, позднее, Б. Спасский. В одном первенстве Ленинграда среди школьников вне конкурса приняла участие международный мастер Л. Вольперт. Она набрала 0,5 очка. И это говорит не о её слабости, а о силе ребят. Примерно в это время новозеландский международный мастер Вейд давал сеанс одновремённой игры в шахматы школьникам и проиграл более половины партий. Один остряк писал, что если бы школьник давал сеанс такому же количеству мастеров Вейдов, то результат был бы не хуже.

Шахматной секцией Ленинградского Дворца пионеров и школьников долгое время руководил замечательный педагог В. Г. Зак.. Под его менторским вниманием выросла целая плеяда сильнейших шахматистов. ( А. Лутиков, В. Корчной, Б. Спасский и многие другие).Особо тёплые, почти отцовские, чувства испытывал В.Г. Зак к Б. Спасскому. Иногда он допускал, по отношению к Спасскому, мелкие поблажки, что ослабляло волю последнего. Эта слабость сказалась во время матча на первенство мира с Бобби Фишером, который психологически превосходил Бориса Спасского.

Для меня новая шахматная жизнь началась с поступлением в институт. Там, играя на первенство института, я, заняв первое место, стал чемпионом. Запомнилось последняя партия этого первенства. Я играл с Вилли Дозорцевым, многолетним чемпионом института. Его позиция была безнадёжной. В этой ситуации он тщетно пытался вывести меня из равновесия. С приходом «титула» на меня свалились и новые заботы. Меня избрали председателем шахматно-шашечной секцией института. Этому способствовал Макс Абрамович Цициновецкий, руководитель одноимённой секцией ДК им. Кирова, что в Васильевском районе. В институте он работал врачом клиники костно-лицевой хирургии. Он был мастером спорта по шашкам. Фамилия у него была Цициновский. Как мастер спорта, он выступая в официальных соревнованиях, принял псевдоним Цициновецкий. Когда за участие в соревнованиях стали выплачивать гонорар, у него возникли трудности с получением денег по гражданскому паспорту. Пришлось привести паспорта «к общему знаменателю». Макс Абрамович опекал институтских шахматистов и шашистов. Помогал сдавать хвосты», хлопотал за места в общежитии. Некоторым абитуриентам он помогал поступить в институт. Один раз он помог какому-то грузинскому перворазряднику. Грузин снял однокомнатную квартиру рядом с «Зимней канавкой», «жил на широкую ногу», забывая ходить в институт. Я побывал у него в гостях. В прихожей стоял бочонок вина, рядом кружка. В общем, «Заходи и попей». В центре комнаты стоял стол с шахматами и специальными часами. Грузин успешно сыграл несколько раз за институтскую команду, но после первой же сессии исчез, «убоявшись бездны премудрости» Этот случай опеки абитуриента был скорее исключением. Остальные протеже Макса Абрамовича успешно не только играли в шахматы, но и хорошо учились. Он умер внезапно на работе от остановки сердца. Только на вскрытии было обнаружено, что он перенёс «на ногах» несколько инфарктов. Непосильная нагрузка (работа, кружки, участие в соревнованиях) не прошли даром.

Theme creado por dev-postnuke.com